Разные подходы

Одних уж нет, иные же далеко. Примерно так звучит перевод строк Саади на русский язык. Действительно, скольких одноклассников и соучеников автора по ВУЗу разбросала судьба по разным странам! Одна из одноклассниц, Ольга, живет на севере Канады, носит теперь фамилию Купер – она замужем за одним из потомков столь известного и любимого с детства писателя Фенимора Купера. Проживая в небольшом доме и на достаточно большой, принадлежащей семье территории, она рассказывала забавные случаи. Так, к ним прямо во двор время от времени приходит медведь, чтобы подкормиться созревшими ягодами малины, которая в изобилии произрастает возле дома.

- Интересно, а как вы его отгоняете? Наверное, стреляете в воздух или как–то еще? - спрашиваю. Ольга смеется:– Нет, у нас зверей пугать нельзя, не то, что в них стрелять.

Это экологию нарушает. У нас даже существует государственный заказ на поддержание экологии в хорошем состоянии. Примерно такие же слова я слышал от Илюши Кляузова, который перебрался на историческую родину предков – он теперь в Хайфе живет. А вот еще один мой давний друг, Геннадий, в середине 90-х годов в Москве был советником Ельцина. Заехал я к нему в гости, поинтересовался: как работается, живется.

Ну и вопроса экологии также коснулись. Он рассказал, что как раз в это время рассматривается размещение госзаказа на специальные печи по переработке бытовых отходов. Мусора то Москва много производит, а мусоросжигательные заводы не столько очищают, сколько загрязняют окружающую среду. Так вот, на конкурс были представлены как отечественные, так и зарубежные разработки.

Большинство из них принципиальной новизной не отличалось, разве только температура сжигания была несколько выше, да различные фильтры дополнительные устанавливались для дыма и газов, образующихся в процессе сжигания мусора. Но две печи – одна отечественная, а другая – не то финская, не то шведская, отличались принципиально. Они были основаны на плазменной технологии, когда весь мусор сгорает таким образом, что вредных газов не образуется вообще. Да и твердый субстрат никакой опасности для окружающей среды не представляет. Принципиальное отличие было в цене вопроса – импортный образец стоил порядка 100 млн.$, а отечественный – всего 5. И, к тому же, энергопотребление у российских печей примерно вдвое ниже, чем у шведских. Гена предложил мне угадать, какому из этих двух проектов отдали предпочтение. У меня получилось только со второго раза.

Оказывается – импортному. А почему – это совсем другая история.