Перспективный источник энергии

Согласно результатам исследования «Эрнст энд Янг», угольный газ во многих странах рассматривается как один из самых перспективных источников энергии. Однако лишь немногие им занимаются всерьез. Лидером по добыче этого газа являются США и Австралия, крупными производителями также являются Канада, КНР и Индия. По расчетам аналитика ИГ «Норд-капитал» Виталия Манжоса, прогнозные ресурсы метана в основных угольных бассейнах России составляют 83,7 трлн куб. м, что соответствует примерно трети прогнозных ресурсов природного газа страны.

И регионы РФ, имеющие на своей территории угольные месторождения, в случае создания соответствующей инфраструктуры способны полностью переключиться с природного газа на метан. Таким образом, потенциал метана как источника энергии сопоставим с потенциалом природного газа. Причиной слабого развития добычи угольного газа в РФ является приоритетное развитие добычи природного газа. В масштабах плановой экономики бывшего СССР не было необходимости одновременно развивать два технологически различных способа добычи во многом аналогичного газового топлива. Вообще, согласно исследованию «Эрнст энд Янг», в странах СНГ все еще проявляют мало интереса к проектам добычи метана угольных пластов.

В частности, указывают аналитики, на мировом газовом рынке постепенно образуется избыточное предложение из-за быстрого развития добычи газа из сланцевых месторождений, наращивание мощностей по производству сжиженного природного газа (СПГ), а также строительства новых газопроводов, соединяющих крупные месторождения с европейским и азиатским рынками. Перспективы же увеличения спроса остаются ограниченными. Еще одна категория трудностей — операционные проблемы и риски, например, технологически сложное бурение, дефицит буровых установок и нехватка квалифицированного персонала.

Есть и инфраструктурные ограничения (недостаточная пропускная способность газопроводов, емкость газохранилищ и экспортных терминалов). К экономическим рискам относятся низкое содержание жидких фракций в газе (снижает рентабельность добычи), искусственно низкие или контролируемые цены на природный газ в ряде стран, экологические риски и так далее. К тому же перспективы добычи угольного газа во многом определяются практикой государственного регулирования. Впрочем, все эти трудности не останавливают российский «Газпром».

Еще в феврале текущего года он подтвердил, что к 2020 году намерен вложить более 80 млрд рублей и наладить промышленную добычу метана из угольных пластов на юге Кузбасса в объеме 4 млрд кубометров в год. «Для "Газпрома" угольный газ – одно из будущих перспективных направлений, – поясняет аналитик ФГ БКС Андрей Полищук. – Огромные запасы сланцевого и угольного газа будут частично замещать природный газ в будущем. Добыча угольного газа считается более рискованной и затратной, поэтому пока есть крупные месторождения традиционного природного газа, угольный и сланцевый газ в России будет добываться в небольших объемах. Инвестиции же на уровне 80 млрд рублей к 2020 году можно считать незначительными по сравнению с ежегодными капитальными вложениями в размере 35-40 млрд долларов». «Газпром» занимается этим вопросом с 2003 года, добавляет управляющий портфелями ЦБ УК «Солид менеджмент» Георгий Ельцов. В 2008 году он получил 100% акций Геологопромысловой компании Кузнецк, которая владеет лицензией на поиск, разведку и добычу метана угольных пластов в пределах Южно-Кузбасской группы угольных месторождений с ресурсами 6,1 трлн куб. м газа.

Монополист намерен приступить к созданию в России новой подотрасли ТЭК и расширить собственную ресурсную базу углеводородного сырья и рынки сбыта. В долгосрочной перспективе в Кузбассе планируется добывать 18–21 млрд куб. м метана в год для удовлетворения потребностей в газе юга Западной Сибири. В первую очередь предполагается широкомасштабная газификация Кемеровской области.

Кузбасс обладает большими реальными возможностями широкомасштабной добычи метана, его прогнозные ресурсы оцениваются в 13,1 трлн куб. м, они находятся на глубине 1800-2000 м. Такие глубины на отдаленную перспективу могут содержать в себе запасы в 20 трлн куб. м метана. За счет этого возможна крупномасштабная добыча этого газа, как самостоятельного полезного ископаемого. Развитие этого направления, считает Георгий Ельцов, вполне возможна, это решило бы проблему газификации некоторых регионов, не обеспеченных в достаточном объеме газовым топливом. За счет добычи угольного газа их потребности в газе были бы полностью покрыты.

Кроме того, добыча и использование угольного газа улучшит экологическую обстановку в углепромышленных районах, снизит газоопасность добычи угля в будущих шахтах и создаст новые рабочие места на газовых промыслах и газоперерабатывающих предприятиях. В принципе, добавляет эксперт, любая угольная компания может претендовать на добычу угольного газа (та же Распадская, которая в случае использования данной технологии не пострадала бы из-за аварии в 2010 году). В целом же новые технологии делают производство угольного газа более эффективным и экологичным, при этом цены на нефть и газ растут, заключает заместитель начальника аналитического отдела ИК «Грандис капитал» Тимур Хайруллин, соответственно, проекты газификации угля становятся все более интересными для инвесторов. Однако в России вряд ли такой источник энергии в ближайшее время имеет большие перспективы, так как ресурсная база углеводородов в стране огромна и для их использования уже создана необходимая инфраструктура.