Паровоз в Канаду

Конкурс Торонто открывает свои показы в разгар Венецианского фестиваля, а это значит, что им приходится, мирно или с конфликтами, делить фильмы. Пока что типичная схема предполагает, что мировая премьера проходит в Венеции, а через два-три дня картину показывают в Торонто в качестве американской премьеры. Однако в последнее время Венецианский фестиваль переживает все более серьезные экономические трудности. Новый дворец так и не построен, а фестивальная зона превращена в строительную площадку, бюджет срезан, инфраструктура не приспособлена для функционирования кинобизнеса.

Только героическими усилиями директора Марко Мюллера удается держать венецианскую ладью на плаву. Теперь заговорили о том, чтобы Мюллер объединил Венецианский и Римский фестивали: у государства не хватает денег финансировать два столь дорогостоящих мероприятия. Между тем политика Торонто становится все более жесткой: он уже обескровил фестиваль в Монреале, своего непосредственного соседа-конкурента, и теперь пытается то же самое проделать с Венецией. Возглавляющий фестиваль в Торонто Пирс Хэндлинг настаивает, чтобы именно там происходили премьеры главных артхаусных хитов. И у него есть серьезный аргумент: неконкурсный Торонто открывает дверь на американский рынок, а по неофициальному рейтингу превосходит все фестивали классаА, кроме Каннского. Венеция застыла в декадансе, в Торонто кипит жизнь. И уже к середине Венецианского фестиваля Лидо заметно пустеет: большая часть деловых людей успела перемахнуть через океан.

Для российского кино по-прежнему окном в Европу остается Венеция: здесь наши фильмы регулярно участвуют в конкурсе, здесь мы получаем призы и толчок к международному успеху. В этом году в Венеции хорошо приняты "Овсянки" Алексея Федорченко. Но реальный потенциал этой необычной картины выявится именно в Торонто. Так же как и фильма-призера Берлинале "Как я провел этим летом" Алексея Попогребского, и участника каннского конкурса "Счастье мое" Сергея Лозницы. Все это фильмы, не слишком похожие на характерные продукты социально ангажированной российской "новой волны". Их действие происходит не просто "в провинции", увиденной как социальный феномен, а на некой метафизической территории. Но главным событием для российского кино в Торонто станет премьера картины "Край", которая до этого еще нигде не показывалась.

Режиссер Алексей Учитель давно экспериментирует в разных направлениях и доказал способность почти неузнаваемо меняться. "Край" его новое превращение — на сей раз в создателя крупногабаритного кинополотна. Оно впечатляет прежде всего постановочными сценами, включающими строительство разрушенного железнодорожного моста через бурную реку и полуфантастические гонки поездов сквозь заснеженную тайгу.

Второй по цифрам бюджета после "Утомленных солнцем-2", этот фильм тоже касается Второй мировой войны, по-своему интерпретирует ее мифологию, которая ощутимо меняется по сравнению с советскими представлениями. Действие происходит в таежном поселке для ссыльных, где оказываются переплетены судьбы россиян и немцев, победителей и побежденных,— и все это на фоне суровой мистики природы мифологического "края". Роль контуженого воина-машиниста, мечтающего побить рекорд скорости, играет Владимир Машков. "Край" показывают в первый день Торонтского фестиваля.

От того, как он пройдет, зависит отношение к амбициям российской киноиндустрии. Претерпев очередную оргреформу, она сегодня мечется в поисках оптимального пути между артхаусом и блокбастерами. Алексей Учитель ищет этот путь где-то посередине.