Оттепель в отношениях Москвы и Лондона

Участники прошедших в Канаде саммитов большой восьмерки (G8) и двадцатки (G20) уделяли повышенное внимание новичку на таких встречах приступившему к работе в мае премьер-министру Великобритании Дэвиду Кэмерону. Президент США Барак Обама пригласил его в свой вертолет, когда восьмерка перебиралась из Хантсвилла в Торонто. Личные встречи с британским премьером провели президент РФ Дмитрий Медведев, председатель КНР Ху Цзиньтао, канцлер ФРГ Ангела Меркель и другие. Бундесканцлерин даже вместе с британским коллегой посмотрела часть трансляции матча между английской и германской командами на ЧМ-2010.

Собеседники весьма позитивно высказывались о сравнительно молодом (ему 43 года) британском политике. Особенно подчеркивали его открытость, незашоренность, готовность выслушать другую сторону. Помимо личных достоинств Кэмерона важной причиной повышенного внимания к нему было понимание его собеседниками важности первых встреч с новым государственным деятелем. Ведь это удобная возможность начать все сначала и исправить скопившееся в отношениях недопонимание, возникшие противоречия.

Надо признать, что сам Кэмерон активно использовал эти беседы для решения внешнеполитических задач, стоящих перед возглавляемым им правительством. Так, его беседы с Обамой позволили подтвердить особые отношения между США и Великобританией, на встрече с Ху Цзиньтао договорились о визите британского премьера в КНР в ноябре с. г. В своих действиях и высказываниях Кэмерон было достаточно гибок. Несмотря на евроскептицизм возглавляемой им Консервативной партии Великобритании, Кэмерон активно продвигал на саммитах подходы Евросоюза по вопросам борьбы с последствиями экономического кризиса, не допустил публичной полемики с коллегой из Аргентины по теме Фолклендских островов. Весьма позитивной по своим итогам стала первая личная встреча между Медведевым и Кэмероном до этого они общались только по телефону. По словам российского президента, основная часть их беседы касалась прежде всего состояния на текущий момент отношений между обеими странами.

Кэмерон нашел массу общего между сторонами, но в то же время сообщил, что он затронул спор из-за дела Литвиненко. Премьер сказал также, что впредь будет отслеживать сообщения о действиях российского президента на социальной сети Twitter. В итоге беседы президент и премьер согласились приложить усилия к тому, чтобы изменить отношения к лучшему сделать их более эффективными и интенсивными. Британские CМИ отмечают возникшее личное расположение между двумя государственными деятелями и переносят это потепление на российско-британские отношения. С нашей точки зрения, прошедшая беседа двух государственных деятелей хорошее начало. Не секрет, что в действительности связи двух стран еще не в полной мере восстановились после целой серии скандалов и споров, произошедших в последние годы.

К их числу относятся и вышеназванное дело Литвиненко, не получивший удовлетворения запрос российской юстиции об экстрадиции Ахмеда Закаева и вопросы, касающиеся деятельности Британского совета в России. Часть проблем, в частности связанных с деятельностью Британского совета, решена, другие нет. Но есть и позитивные аспекты в наших связях. Британский бизнес является, например, одним из крупнейших иностранных инвесторов в России, особенно важную роль он играет в энергетической отрасли. По каким направлениям следует в дальнейшем развивать отношения между Россией и Великобританией, чтобы сделать их по-настоящему наполненными? Думается, их уже весьма точно определил новый британский премьер.

Он считает, что надо сфокусировать усилия на экономике, изменении климата и академическом, то есть научно-образовательном, сотрудничестве. Программа достаточно полная, важно заняться ею, не теряя времени.