О молодом поколении

7 вопросов Николаю Морозовутренеру по фигурному катаниюО молодом поколении Землетрясение и цунами в Японии повлияли даже на лед: чемпионат мира по фигурному катанию, который планировалось провести в Токио, было решено отложить на месяц и перенести в другое место. На право провести турнир претендовали Канада, Финляндия, США, Австрия, Хорватия, но Международный союз конькобежцев выбрал Россию: мировое первенство прошло в Москве 25апреля —1 мая. Своими мыслями о преимуществах этого решения с «РР» поделился известный тренер Николай Морозов. 1. Вы ведь были в Японии, когда произошла трагедия? Да, со всей моей группой. Это экс-чемпионка мира Мики Андо, чемпион Европы Флоран Амодио, приезжали Татьяна Волосожар и Максим Траньков… Но не волнуйтесь: мы были далеко от эпицентра — за 900 километров. Поэтому даже не поняли, что произошло. Нас не трясло, не было никаких толчков, и даже по лицам японцев, которые узнавали новости, не сразу было понятно, что происходит что-то трагическое.

2. Зачем Москве нужен был этот чемпионат? В преддверии Олимпийских игр в Сочи это очень большой шаг. Сейчас заканчивается первый сезон после Ванкувера, и все довольно расслаблены, еще есть время. Но все равно нам важно, чтобы наши спортсмены — молодая команда — приучались выступать в своих стенах, перед своей публикой. Я думаю, для них это станет хорошей тренировкой перед Сочи. Да и мир привыкнет, что мы можем проводить такие турниры.

3. На подготовку чемпионата было всего три недели. Как справился оргкомитет? Подготовились просто шикарно. Все на очень высоком уровне: каток, лед, тренировки. Спортсмены жили в пяти минутах от катка — лучше и желать было нельзя. 4. Что означал для спортсменов перенос чемпионата? Это большой стресс: мы готовили их к определенному месяцу, определенной дате, выводили на пик формы именно к чемпионату мира, чтобы на нем каждый из них показал все, на что способен.

А потом оказалось, что всю работу надо начинать заново, — это было нелегко. Пришлось опять отпустить их отдыхать на пару недель, а затем снова наращивать форму. Но вроде нормально справились. 5. Что вы скажете о молодой российской сборной? Хорошая и перспективная команда. Только с ней нужно работать.

Я, правда, танцы в этом году практически не видел, так что пока даже не понимаю, как оценивать произошедшие в них изменения. Но вот наши пары и одиночники радуют. Взять Артура Гачинского: не могу сказать, что мне нравится, как он откатался, но он прыгает четверной прыжок, и это отлично. Ведь на прошлых Олимпиадах Ягудин и Плющенко прыгали по два четверных. Так что мы уже отстаем в фигурном катании лет на десять. Надо постепенно это исправлять. 6. Сейчас, перед Сочи, как никогда хочется, чтобы наши тренеры работали только с нашими спортсменами и не подтягивали конкурентов.

Это из области фантастики? Не думаю. Это раньше у нас были плохие условия, а сейчас посмотрите: уровень жизни в стране растет, зарплаты повышаются, катков уже очень много, фигурное катание на пике популярности. У нас много хороших специалистов, которые востребованы везде, но я думаю, что рано или поздно мы все равно придем к тому, что российские тренеры будут работать с российскими спортсменами. Вот я лично ничего против этого не имею, меня в мировом фигурном катании ничто не держит, кроме желания просто закончить то, над чем я столько времени работал. А потом, если будут предложения, я готов сосредоточиться только на русских ребятах.

7. В этом сезоне упразднена система random draw, когда из судейских оценок компьютер случайным образом выбирал лишь несколько. Это сделало судейство более объективным? Для по-настоящему сильных спортсменов это совершенно неважно.

Соревнования проходили при разных системах судейства, и выигрывали все равно сильнейшие. Да, можно было спорить, кто из двух фигуристов больше заслужил победу, но в этом наш вид всегда будет субъективным. А такого, чтобы из-за судей выигрывал откровенно слабый спортсмен, не было никогда.