На обочине бытия

Как высказался некогда Рене Декарт: «Я мыслю,- следовательно, я существую». Трудно не согласиться с данным тезисом, т. к. свойство мыслить присуще исключительно человеческому существу (homo sapiens), хотя и в разной степени. Более того, такая умственная деятельность является не только прерогативой, но и прямой нашей обязанностью. Недаром мудрый Екклесиаст подытожил: «И предал я сердце мое тому, чтобы исследовать и испытать мудростью все, что делается под небом: это тяжелое занятие дал Бог сынам человеческим, чтобы они упражнялись в нем.» (Еккл. 1гл. 13 текст)Ответить себе на жизненно-важные вопросы: «кто я?» и «зачем я здесь?», - вынужден каждый.

По большому счету, не ответивших на эти вопросы людей, не существует. Мы можем об этом не догадываться, однако, все наше мировоззрение, включая систему ценностей, жизненные цели и самовосприятие, непосредственно зависит от того, с кем и с чем мы себя отождествляем. Даже т. н. «искание себя» - это отнюдь не «временная неопределенность», а, как правило – стиль жизни. Такая неопределенность личности может стать хронической болезнью, если конкретный индивидуум не возьмет на себя ответственность за свою судьбу. Опыт истории доказывает: любая безответственность чревата трагедиями, как личными, так и глобальными. Как вы полагаете, нынешние эмо бои – это продукт социальный, политический или духовный? В известном смысле - все вместе взятое.

Кстати, последний симптом является, пожалуй, обобщающим. Возможно, кто-то его назовет психологическим (от слова «псюхе» - душа). В самом деле, и наш образ мышления, и наши модели поведения, и – что еще очевиднее – наш внешний облик, - это «датчики» нашего внутреннего мира. К сожалению, в эпоху плюрализма всякое принципиальное отношение к происходящим в обществе явлениям, считают ригористичным. Вероятно, более других от этого страдает молодежь. Позволив ей «самовыражаться» как угодно, вплоть до суицида, либеральное общество все же не сделало молодых людей счастливыми и свободными.«Ребячество» хиппи и антагонистичность панков имеют в своей основе гораздо более «взрослое», драматичное основание.

Рассуждая об «экстравагантностях», присущих субкультуре тех или иных молодежных группировок, мало кто задумывается о грядущих последствиях подобного миропонимания. Происходит нечто беспрецедентное, благоразумие побеждается безрассудством: созидаемая тысячелетиями человеческая цивилизация столкнулась с анти-культурой. Безответственность такой философии, отрицающей ценность как личного, так и общечеловеческого бытия, очевидна. Как очевидно и другое: общество обязано взять на себя ответственность за молодежь. Эпидемия разрушения не имеет права господствовать над юными душами, безрассудству нельзя позволить доминировать над здравым смыслом. Наконец, человечество не должно оказаться на обочине бытия.