Музыка Полины Осетинской

Эксклюзив Лео Ру(Майами) МУЗЫКА ПОЛИНЫ ОСЕТИНСКОЙВедущий выждал паузу и торжественно объявил: «Играет Полина Осетинская...». Имя это прозвучало отчетливо, и я удивилась тому, что длинная русская фамилия была произнесена по-английски почти правильно. Обычно американцам довольно тяжело даются наши имена и фамилии и они часто «теряют» окончания или «глотают» гласные...Мне предстояло в Майами впервые встретиться с незнакомой пианисткой из Москвы, услышать ее игру.

Пока горел свет, я рассмотрела программку концерта, где были перечислены композиторы, пьесы которых она будет играть, прочитала информацию об исполнительнице, вгляделась в ее красивые глаза на фотографии. Короче, я подготовилась, как могла. Теперь была ее очередь. ...Дверь сбоку от сцены отворилась, в зал упал длинный луч прожектора света, и появилась Она. Сев к роялю, несколько минут смотрела в зал, как бы знакомясь с публикой и настраиваясь на общение с ней. В первом отделении - виртуозные и мелодичные пьесы Десятникова, Дебюсси, Равеля...

К перерыву зрители уже были настоящими пленниками чудесной музыки Полины. Вторая половина концерта состояла из произведений Скрябина, и пианистка буквально заворожила зал.- Скрябин - очень сложный композитор, - сказал писатель Борис Литвинов, с которым я встретилась после концерта. - Его произведения доступны далеко не каждому исполнителю, даже с большим стажем. Умение расставить акценты, почувствовать мелодику сложнейших сонат прекрасно удалось Полине. Я получил огромнейшее наслаждение....Мы встретились с П. Осетинской через пару дней, договорившись об интервью для The Yonge Street Review.

Я увидела ее другой в домашней обстановке - улыбчивой и задумчивой. Поджав по-детски под себя ноги на кресле, без косметики и всяких украшений она смотрелась совсем юной, и не верилось, что такое нежное создание может подчинить себе, загипнотизировать громадный зрительный зал...- Полина, я познакомилась с Вашей автобиографией в Интернете, на вашей веб-страничке и поняла, что музыка, как это ни шаблонно звучит, - Ваше призвание. В девять лет - уже был первый сольный концерт...-Честно признаться, в детстве меня, как и многих детей, просто заставляли играть на пианино.

Я это даже ненавидела... Но папа хотел, чтоб я стала профессинальной пианисткой - мои старшие сестры не оправдали его надежд, хотя и получили музыкальное образование..- А сейчас не жалеете, что все так сложилось?

- Нет, конечно. Более того, я благодарна своему отцу - Олегу Евгеньевичу Осетинскому и матери - Елене Владимировне Мантуровой, а также моим учителям. Практически всему меня научила Мария Вениаминовна Вольф в Петербургской десятилетке при консерватории. У нее же я закончила и консерваторию. Занималась я и в аспирантуре Московской консерватории, у Веры Васильевны Горностаевой. Дружба с композитором Леонидом Десятниковым мне тоже очень многое дала в музыке.

Им всем я признательна до сих пор.- Я внимательно наблюдала за Вами, когда вы играли. О чем Вы думали в те минуты?- Знаете, когда во время исполнения начинаешь думать о чем-то другом, кроме музыки, можно считать, что концерт не удастся. Когда твоя собственная концентрация и собственное внутреннее напряжение уводят в другую сторону... Всё всегда диктует музыка - и состояние души, и манеру исполнения. Нужно только научиться очень внимательно следовать этим музыкальным поворотам.

- А как вы находите «своих» композиторов? Как формируете свой репертуар?- Я нахожу какое-то одно произведение, которое мне хотелось бы сыграть...

- Скажем, в этой программе был Скрябин?- Нет, она началась не со Скрябина. Захотелось сделать такую неоклассическую программу из произведений композиторов, которые писали в 20-м веке, но которые при этом использовали достаточно архаичные музыкальные формы, играли в неоклассицизм. Потом прибавилась идея театральности, и в программу вошли «Отзвуки театра» Десятникова, «Утренняя серенада шута» Равеля и музыка Скрябина, которая конкретно не обозначена как программная. Но она все-таки является таковой. Потом туда добавилось ощущение какой-то поэтической французской богемности начала века... Туда же потом наравне с французскими поэтами конца 19-го века добавились впечатления русских символистов - Скрябин был тесно связан с ними.

- То есть вы сами составляете свои программы?- Конечно. Для меня очень важно, чтобы каждая из них была бы объединена некой, хотя бы одной основной идеей, лежащей на поверхности, и плюс несколько двойных, тройных дон. Тогда каждый слушатель сможет копнуть чуть поглубже, найти что-то и для себя...- Какие композиторы ваши любимые?

- Те, чьи произведения я в данное время играю или слушаю...- Интересно, как Вы чувствуете зал?- Музыка - это процесс взаимного обмена. То, что я даю со сцены, ко мне возвращается из зала. И это момент, который всегда чувствуешь: есть ли стыковка с аудиторией?

Проходит какае-то время, и ты начинаешь понимать, насколько ты взаимодействуешь с ней...- Вы в Майами приезжаете достаточно часто. Хорошо принимают?- Раз в год я, как правило - здесь живет моя мама.- Да и отдохнуть, наверное, можно?

- Мне уже давно не удаетая использовать курортную специфику этого города, слишком много работы. Я встречаюсь с друзьями, веду какие-то деловые переговоры. Времени с каждым приездом все меньше и меньше - работаю над новой программой. В последние годы полюбила играть камерную музыку, не застыла в сольном формате...

Такое есть распространенное заблуждение, что музыкант-солист, который играет концерты с оркестром, не должен выступать с камерной музыкой, играть с другими музыкантами в ансамбле - это якобы есть некое понижение статуса, что на самом является проявлением снобизма. Мне кажется, что чем выше музыкант (и вы это видите по записям великих солистов), тем больше у него камерной музыки. Я в последнее время делаю несколько таких программ. Одна из них - на два рояля - с моим другом, пианистом Алексеем Гориболем.

На следующий год у меня есть планы относительно конкретных концертов, которые я хочу сыграть с разными оркестрами. И ближайший сольный концерт - очень рискованная программа, которую я взяла из чувства преодоления каких-то своих страхов, поскольку ее обычно играют в конце жизни. Таковы знаковые произведения - вариации Баха и соната Бетховена, последние их сочинения... Их играть нужно, собственно, подводя итоги жизни, творчества.

А я вот набралась наглости и решила их исполнить уже сейчас. Не знаю, что из этого получится. Но считаю, что учиться нужно на сложностях.

Нельзя ставить себе низкие планки.- Уже начали работу над новой программой?- Да, сейчас я в процессе изучения материала. Премьера должна быть в мае в Петербурге, на праздновании 300-летия города, в Концертном зале филармонии.

- Успеха Вам! И завершая нашу встречу, можно блиц-интервью: вопрос - ответ, вопрос - ответ... Согласны?- Попробуем.- Любимый город?- Санкт-Петербург.- Любимое животное?- Собака.

- Любимая еда?- Курица - гриль.- Любимый человек?- Мама.- Любимое занятие?

- Читать книгу.- Нелюбимое дело?- Говорить по телефону.

- Плохая черта своего характера?- Жесткость.- В другом человеке?

- Вранье.- Какое количество денег считает достаточным для Вас?- То, которое имею.- Любите ли давать интервью?- Нет.- А какой самый нелюбимый вопрос?

- О детстве, о «вундеркиндстве».- Любимый день недели?- Понедельник.- Любимое число?- 11.* * *...Мои вопросы блиц-интервью были построены по схеме, которую обычно задают звездам. Собственно, я и считаю свою новую знакомую восходящей звездой.

Впрочем, не только я. Тогда, после концерта, я разговаривала со многими зрителями и убедилась в том, что многие думали именно так. Вот, например, что сказала мне известный риэлтор из Майами Бренда Франк: «Я была на концерте Полиной Осетинской вместе со своей приятельницей - пианисткой из Норс Майами Бич Максин Ваталин. Мы в восторге, и считаем, что у Полины большое будущее. Она - настоящая звезда и способна завоевать музыкальный мир».И я тоже верю в это.