Константин Симонов: "Снега не видели"

Константин Симонов, директор Фонда национальной энергетической безопасности, высказывает свое мнение об арктическом раскладе. «Соблазн залезть в Арктику есть даже у тех государств, которые зачастую и снега не видели». Добыча в Арктике – уже не вопрос будущего, это тема настоящего. Мы в этом году запускаем природное месторождение.

Активные работы ведутся на Ямале. Канада, США и Норвегия уже являются активными разработчиками Арктики. И Россия уже тоже к этому клубу присоединяется. И достаточно крупный в этом плане успех. Плюс Роснефть и ExxonMobil договорились о совместном освоении Арктики.

«Соблазн залезть в Арктику есть даже у тех государств, которые зачастую и снега не видели»Надо понимать, что легко извлекаемая нефть в мире заканчивается, неизбежно человечество будет смещаться в труднодоступные регионы. То, что раньше никого не интересовало, теперь интересует всех. Арктика с точки геологии изучена пока плохо. Но те данные, которые есть, позволяют прогнозировать достаточно большие запасы.

Причем, по оценкам западных геологов, речь идет не о нефтяных, а газовых месторождениях. Нужно отметить, что эпоха нефти будет постепенно заканчиваться и человечество будет переключаться на природный газ. Я думаю, что XXI век будет веком газа, так же как XX век был веком нефти, а XIX – веком угля. Наличие газовых месторождений добавляет интереса к Арктике. Данные западных геологов говорят о том, что основные запасы будут приходиться на российскую зону.

Хотя на самом деле мы тоже понимаем, что тут есть юридические тонкости. До конца проблема, как делить Арктику, еще не решена. Потому что еще в 20-е годы XX века был принят принцип секторального разделения Арктики между арктическими государствами. Но что такое секторальный принцип? Брали побережье арктического государства и потом меридианы от Северного полюса до восточной или западной границы этого государства и тем самым такой секторальный принцип проводили. Но потом в 1982 году была принята конвенция ООН по морскому праву.

Она вступила в силу в 1994 году, когда набралось нужное количество государств для ратификации. Россия ее ратифицировала позже, в 1997 году. Но дело в том, что секторального принципа в этой конвенции нет. Этой конвенцией установлена 12-мильная зона территориальных вод и плюс еще 200-мильная исключительная экономическая зона. Сегодня те проекты, о которых мы говорим, находятся в рамках этой 200-мильной экономической зоны.

Но возникает вопрос: «Что дальше?». То есть чьи дальше территории? Тут возникают сложности. Более 100 стран эту конвенцию ратифицировали, а США – нет. Надеялись, что Обама это сделает, но он так и не ратифицировал. Если бы арктические государства решили, что Арктика является их зоной интересов, и разобрались, кому что принадлежит, было бы разумно.

Потому что в эту Арктику уже лезут все кому не лень, даже те, кого там быть не должно. Например, периодически китайские суда отлавливаются в Арктике, хотя, казалось бы, какое отношение Китай имеет к Арктике? В свое время Китай купил единственный ледокол, который был у Украины, переименовал его в «Северный дракон». В результате этот ледокол там периодически отлавливается, в том числе в территориальных водах нашего государства. Китай периодически заявляет о своем военном интересе к этому региону. То же самое, я уверен, будет и с Индией, и с другими государствами.

Поэтому есть основные арктические страны: Россия, Норвегия, Штаты, Канада, Дания с Гренландией, – которые вполне могли бы зафиксировать, что Арктика является их зоной ответственности, и дальше уже быстро этот регион поделить. С каждым годом это будет сделать все сложнее и сложнее. Потому что сейчас есть очень сложная процедура этих открытий. Например, если вы считаете, что этот регион за рамками 200-мильной зоны является продолжением геологической платформы, то вы подаете заявку в ООН, она рассматривается. Но если говорить честно, ООН пока ни одной заявки не удовлетворила на этот счет. Известна история по хребту Ломоносова. Мы претендуем на этот хребет, считая, что он является продолжением нашей геологической платформы.

Россия подала несколько заявок в ООН, но они отвергаются, потому что Канада считает по-другому. Напомню, что эта экспедиция с опусканием флага на Северном полюсе в батискафе тоже имела не только пиаровскую составляющая. После этого были собраны определенные доказательства, направленные в ООН, что хребет Ломоносова – наша территория и нужно расширить границы континентального шельфа фактически до Северного полюса. Но эта заявка до сих пор не удовлетворена.

Получается, что сейчас мы внутри арктических государств не можем разделить Арктику. Чем больше мы тянем, тем больше соблазн у таких государств, как Китай, тоже туда залезть и сказать, что раз вы не можете, то давайте мы сами настругаем государственных секторов и тоже будем что-то добывать в перспективе. Резюмируя, могу сказать, что Арктика – регион крайне перспективный. Цены на энергоносители такие, что уже можно постепенно приступать к серьезному освоению Арктики. В рамках этой 200-мильной экономической зоны России уже обнаружены неплохие месторождения.

Но арктические государства должны быстрее решить правовые проблемы, разделить между собой Арктику или по крайней мере зафиксировать, что Арктика является их зоной ответственности. Тянуть с этим не стоит, потому что соблазн залезть в Арктику есть даже у тех государств, которые зачастую и снега не видели.