Бладлен Анжело - Израиль Гельфанд

Владлен АНЖЕЛО ИЗРАИЛЬ ГЕЛЬФАНД (страницы жизни. Продолжение. Начало в №80) VI 9 января 1905 года в Петербурге по приказу Николая II была расстреляна мирная манифестация питерских рабочих. Гельфанд и Троцкий приняли решение – немедленно ехать в Россию.

Израиль Лазаревич сразу отправился в Санкт-Петербург, а Лев Давидович вначале поехал в Киев, куда несколько ранее прибыла его жена – Наталья Седова, подыскавшая квартиру и установившая связь с подпольем. В конце апреля Троцкий прибыл в Петербург и подключился к революционной работе, которую развернул Гельфанд. Израиль Лазаревич был убежден: прежде всего революция должна совершиться в умах и душах русских рабочих. Подобно тому, как Моисей вывел евреев из Египта, так и Гельфанд хотел вывести эксплуатируемые массы русского народа из духовного рабства. Троцкий целиком и полностью разделял убеждения своего верного друга. В своем обращении к рабочим Петербурга Троцкий писал: «Слушайте, товарищи!

Вы устрашились царских солдат. Но вы не страшитесь жить изо дня в день ходить на фабрики и заводы, где машины высасывают вашу кровь и калечат ваше тело… Вы не страшитесь отдавать ваших братьев в царскую армию, которая гибнет на великом неоплаканном кладбище в Маньчжурии… Вы не страшитесь жить изо дня в день под властью разбойничьей полиции, казарменных палачей, для которых жизнь рабочего-пролетария дешевле, чем жизнь рабочего скота».

Идея Гельфанда – создать Советы рабочих депутатов – впервые была реализована в Петербурге. Гельфанд и Троцкий сумели изменить направленность меньшевистской газеты «Начало», и она стала отражать интересы пролетариата и поддерживать действия Совета рабочих депутатов. В декабре 1905 года Гельфанд, Троцкий и другие члены Совета были арестованы и преданы суду… Осужденные на ссылку в Сибирь, оказавшиеся в разных этапах, оба сумели бежать, независимо друг от друга проделав сотни километров опасного пути.

VII 28 июня 1914 года Гельфанд был потрясен ужасным известием: в столице Боснии Сараево был убит наследник австрийского императора Франца-Иосифа, его племянник эрц-герцог Франц-Фердинанд и его жена София. Израиль Лазаревич был убежден: 19-летний убийца Гаврила Принцип, босниец сербского происхождения, не был террористом-одиночкой, совершившим покушение по собственной инициативе. Интуиция не обманула Гельфанда: убийца был членом террористической организации «Черная рука», которую возглавлял шеф разведывательной службы Сербии. Для 84-летнего австрийского императора убийство Франца-Фердинанда было жестоким ударом. Правительство Австрии предъявило Сербии ультиматум: расследование убийства должны вести представители австрийских властей, им должен быть обеспечен беспрепятсвенный въезд в Сербию. Австрийская сторона в категорической форме потребовала прекратить националистическую пропаганду, направленную против Вены.

Все националистические организации в Сербии должны быть распущены - их деятельность должна быть запрещена. Сербские чиновники, придерживающиеся антиавстрийских взглядов, должны быть уволены с работы. Срок ультиматума – 48 часов. Сербская сторона приняла условия ультиматума, однако при этом было решено обратиться к Николаю II, чтобы он заступился за своих братьев-славян. Сведения об этом просочились в прессу.

Гельфанд был убежден: русский царь не откажет сербам в помощи, хотя для России это было чревато страшными последствиями: Германия была верной союзницей Австро-Венгрии. Израиль Лазаревич, как всегда, оказался прав: Николай II объявил всеобщую мобилизацию… Когда кайзер Вильгельм II узнал об этом, он был взбешен. Тем не менее, в корректной форме он призвал русского царя проявить благоразумие и сдержанность и незамедлительно отменить мобилизацию. Волею слепого случая судьба Первой мировой войны оказалась в руках Николая II. Если бы русский царь обладал крупицами разума, если бы у него была твердая воля погасить в зародыше амбициозные требования военного командования идти войной на Австро-Венгрию, - Первая мировая война не вспыхнула бы. Критический момент настал в полночь 31 июля 1914 года. Германский посол Пуртолес появился в кабинете министра иностранных дел России Сазонова с ультиматумом: прекратить мобилизацию в течение 12 часов.

Николай II проигнорировал ультиматум Вильгельма. Не получив никакого ответа от царя, в полдень 1 августа германский кайзер отдал приказ о всеобщей мобилизации. Часы Первой мировой войны были пущены… В 19 часов 10 минут 1 августа 1914 года германский посол вручил Сазонову ноту об объявлении войны.

Русская революция стала неотвратимой… VIII Вступление России в войну было безумием. Николай II не мог не знать о том, что в июле 1914 года полтора миллиона русских рабочих вышли на забастовку. Он не мог не видеть баррикады на улицах столицы… Начало военных действий на германском фронте ознаменовалось серией крупных поражений.

Наступавшая в Восточной Пруссии 2-я Русская армия генерала Самсоноваа была разгромлена, потеря - в 6 тыс. убитыми и 30 тыс. пленными, в основном ранеными. Самсонов застрелился… Всего на Северо-Западном фронте русские потеряли 110 000 человек, включая 90 тыс. пленных... Тяжкие испытания выпали на долю русской армии весной и летом 1915 года. Половина армии была уничтожена: 1,4 млн. было убито или ранено - 976 тыс. попало в плен… В целом Певрая мировая война обернулась для русского народа величайшей трагедией. 10 лет спустя после окончания войны бывший генерал царской армии Николай Головин выполнил тщательный анализ потерь русской армии - он установил: 1,3 млн. человек было убито в сражениях - 4,2 млн. – ранено, из них 350 тыс. умерли позднее от ран… 2,4 млн. попали в плен.

В итоге потери русской армии составили 7,9 млн. человек… Военная катастрофа России в Первой мировой войне способствовала тому, что революция в ней оказалась неизбежной. Гельфанд, внимательно следивший за развитием событий на русско-германском фронте, в январе 1915 года обратился к германскому послу в Константинополе фон Вангенхайму со специальным посланием, в котором, в частности, говорилось: «Интересы германского правительства вполне совпадают с интересами русских революционеров. Русские социал-демократы могут достичь своей цели только в результате полного уничтожения царизма.

С другой стороны, Германия не сможет выйти победительницей из этой войны, если до этого не вызовет революцию в России. Но и после нее Россия будет представлять большую опасность для Германии, если она не будет расчленена на ряд самостоятельных государств…» IX Германские власти благожелательно отнеслись к инициативе И. Л. Гельфанда, передав ему первый аванс в сумме одного миллиона немецких марок. К концу мая 1915 года Израиль Лазаревич сформировал команду своих единомышленников. Он не ставил своей целью, чтобы ядро его группы состояло исключительно из евреев. Так уж получилось, что его соратниками стали его соплеменники: Яша Ганецкий, Георгий Скларц, Женя Суменсон, Моисей Урицкий, Гриша Чудновский и другие.

Спаянные «великой идеей грядущей Русской революции», они отдавали все свои силы и способности «Великому делу», проявляя мужество и героизм. Впоследствии Гельфанд написал брошюру, в которой рассказал о начале деятельности своей группы. Касаясь встречи с Лениным в мае 1915 года, он писал: «Я изложил Ленину свои взгляды на социально-революционные последствия войны и в то же время обратил его внимание на то, что, пока война продолжается, никакой революции в Германии не будет. Революция возможна только в России, которая вспыхнет в результате победы немцев». Следует заметить, что Ленин никогда и нигде не упоминал о встрече с Гельфандом, сохраняя это в тайне… Ленин хорошо знал Израиля Лазаревича: еще в начале века, в Мюнхене, живя в десяти минутах ходьбы друг от друга, они неоднократно встречались…