Арктический компромисс: сказка или реальность

Историческим прорывом в деле раздела Арктики ознаменовалась минувшая неделя. Россия и Норвегия подписали, наконец, соглашение о разграничении морского пространства в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. 40-летний спор завершился к обоюдному удовольствию сторон: россияне и норвежцы смогут теперь качать нефть и ловить рыбу - каждый на своем участке арктического шельфа площадью в 175 тысяч квадратных километров. Российско-норвежское соглашение - только первый шаг в разделе огромного региона. Ведь игроков на арктическом поле сегодня накопилось множество. Это не только восемь стран Арктического совета (Дания, Финляндия, Исландия, Канада, Норвегия, Швеция, США и Россия), но и государства, отдаленные от холодных берегов Северного Ледовитого океана (к примеру, Китай). Интерес их к Арктике обострился сегодня неспроста. Глобальное потепление, таяние льдов открывают доступ к новым удобным путям судоходства и к залежам полезных ископаемых.

К примеру, только шельф Баренцева моря, по которому уже договорились Москва и Осло, содержит более семи миллиардов тонн условного топлива. При нынешних технических возможностях там можно добывать в год более 20 миллионов тонн нефти и газа. Несмотря на пример России и Норвегии, уже ясно, что раздел «арктического пирога» безболезненным не будет. Подтверждают эту мысль, в частности, действия Канады. Оттава сделала проблему хребта Ломоносова одним из приоритетов внешней политики.

В конце августа страна опубликовала «северную стратегию», в которой называет Арктику своей главной надеждой на будущее развитие и обязуется защищать ее всеми возможными способами. Более того, канадские представители в НАТО продолжают обсуждать перспективы включения арктических территорий в сферу военных интересов Североатлантического альянса. В дни, когда подписывалось российско-норвежское соглашение, в Москву обсуждать вопросы Арктики прибыл глава канадского МИД Лоуренс Кэннон. Продвинуться сторонам в решении проблемы не удалось. И обусловлено это недостаточной гибкостью канадской дипломатии, считает директор Института политических исследований, член Общественной палаты России Сергей Марков: "Споры идут, скорее, из недавнего прошлого, с которым Канада никак не может распрощаться. Тогда на какое-то время Россия забыла о своих национальных интересах, о своих традиционных секторах присутствия, в том числе в Арктике. Тогда Россия была не в состоянии четко сформулировать свою позицию по Арктике, и в мире привыкли, что Москва на своих интересах не настаивает.

И вдруг она стала настаивать по многим параметрам. Это стало для многих серьезной неожиданностью. А некоторые к этому до сих пор не могут привыкнуть. Мне кажется, руководство Канады относится к их числу. Но наша дипломатия является одной из самых опытных в мире, она ориентирована на отстаивание своих интересов. А канадская дипломатия все время ориентируется на жесткую американскую позицию, пытается подражать американцам.

Тем не менее, я думаю, компромисс все-таки будет найден". Несмотря на отсутствие ощутимых результатов визита канадского министра в Москву, положительные сдвиги в решении арктической проблемы наметились. Точнее сказать, пока намеки.

По словам Кэннона, Оттава готова подавать в ООН совместную заявку на арктический хребет Ломоносова. То есть готова договариваться с Москвой. Оно и понятно: гораздо выгоднее вкладывать деньги в освоение арктических богатств, чем тратить их на строительство военных баз.