Анатолий Качкин - Поза, Леня и автомобиль

Анатолий Качкин Об иммиграциии в шутку, и всерьез РОЗА, ЛЕНЯ И АВТОМОБИЛЬ Не знаю, как вас, уважаемые господа, а меня всегда удивляет, когда страну нашего исхода называют «бывшей родиной». Нужно ли доказывать, что родина – это то место на земле, где ты впервые сделал живительный глоток воздуха. И как бы мы впоследствии к этому не относились, другой родины нам не дано. Родина – не гражданство, которое можно менять неоднократно. Она одна на всю жизнь.

Правда, человек мог родиться, например, в Виннице или в Бердичеве, но прожить всю жизнь в Одессе или в Киеве и с гордостью называть себя одесситом или киевлянином. Но родина его все равно оставалась на… родине. Живя «там», мы не часто имели возможность встречаться и общаться с уроженцами других мест страны.

Зато здесь, в иммиграции, получили такой, поистине уникальный шанс. И знакомясь с очередным земляком «оттуда», мы обычно не упускаем воможности узнать место его исхода. А услышав ответ, иногда удивляемся ограниченности своих познаний в географии. Например, Бобруйск… Еще ожидая канадскую визу в итальянском Ладисполе, мы встретились с многочисленными выходцами из этого небольшого белорусского города, о существовании которого имели ранее весьма смутное представление.

По обилию бобруйчан (слово-то какое забавное!) на ладиспольских пляжах становилось ясно, что еврейская иммиграция из этого города благополучно завершилась. Находясь постоянно в окружении славных жителей Бобруйска, мы познакомились с несколькими семьями, но по-настоящему сблизились лишь с одной парой из древнего, как выяснилось уже в Италии, города с многовековой историей. Общение с супругами Розой и Леней было всегда приятным. Она – хрупкая, женственная, он – широкоплечий, коренастый, с красивым лицом и непокорной, тронутой сединой шевелюрой.

Они как бы дополняли друг друга, я бы даже сказал, украшали. Их спокойствие и уверенность внушали в нас оптимизм, что в условиях многомесячного ладиспольского нервного ожидания было настоящим лекарством. Особенно для меня, пессимиста, готового все видеть в мрачном свете и безудержно паниковать. - Вот увидите, скоро все будет хорошо, - обнадеживающе улыбалась Роза. – Новый год мы обязательно встретим под северным небом Канады! Школьная учительница с большим стажем, Роза любила иногда выражаться высокопарно, что вносило праздничную окраску в наши не очень веселые будни.

У этой семьи было хобби – помогать людям, и немало новоприбывших, еще не успевших обзавестись жильем, получали возможность пожить день-другой в их небольшой квартире. «Ну что ж, потеснимся. Не ночевать же людям на улице!» – говорил Леня. Имел он еще одну «общественную» нагрузку. Большинство иммигрантов ютилось в старых, обветшалых домах.

Неудивительно, что в них нередко отказывала сантехника, пропадало электричество. И тут Леня был просто незаменимым человеком. В родном Бобруйске он, опытный инженер-строитель, занимал руководящую должность, но, как выяснилось, был мастером на все руки. В Ладисполе к нему обращались многие, и он никому не отказывал, причем все делал бесплатно. К обоюдному удовольствию наши дружеские отношения продолжились и в Торонто, когда мы поселились в известном «перевалочном» доме на Antibes, 300, и потом, когда разъехались по разным районам.

Тут самое место сказать банальную фразу о том, что иммиграция – нелегкое испытание для сохранения супружеских уз, да и дружеских отношений тоже. Семейный же корабль моих бобруйских друзей, благополучно миновав подводные рифы акклиматизации, приближается нынче к первому десятилетию пребывания в Канаде. Вместе с ними – работящие, красивые, интеллигентные дети, двое взрослых сыновей. Повезло им и с невестками (редкий случай!), а об очаровательных внучках и говорить не приходится.

Любовь, дружба и взаимопомощь – основа взаимоотношений в этой чудесной семье. Конечно, не все было таким безоблачным, хотя Леня, так и не дождавшись вакансии инженера, вроде бы устроился неплохо – рабочим-сантехником в строительный бизнес. Хороший заработок обеспечивал семье безбедное существование.

Но, как говорится, «недолго музыка играла». Однажды, не соизмерив своих возможностей, мой друг попытался поднять тяжелую деталь и, упав, повредил спину. Лечение затянулось надолго, а здоровье так и не восстановилось, и работу пришлось оставить. В то время, понятно, нелегко пришлось Розе.

Нужно было ухаживать за больным мужем и тяжело трудиться в больнице. На помощь родителям пришли дети. - Нет лучших учителей для детей, чем их родители, - утверждает Леня.

Ведь неблагополучные дети чаще вырастают в семьях, где старшие ведут себя недостойно… Повезло, конечно, и моей семье. Ведь приобрести верных друзей в чужой стране, где иногда даже между близкими родственниками пробегает черная кошка, большая удача. О доброте и отзывчивости Розы и Лени можно рассказывать долго.

Приведу лишь один, по-моему, характерный эпизод. В благополучной Канаде, как известно, автомобиль действительно не роскошь, а средство передвижения, без которого не обойтись. И тем не менее, я очень долго не решался сесть здесь за руль собственной машины – такой уж нерешительный у меня характер. К тому же, я успел дважды провалиться на экзаменах в местном «ГАИ» и свыкнуться с мыслью, что я и жена будем постоянными пассажирами общественного транспорта. Оказалось, я-то свыкся, а вот жена – нет. Ей, как выяснилось, порядком надоела ежедневная езда на работу и домой на двух автобусах, да еще в час пик, и она неожиданно заявила, что хочет иметь и непременно научится водить автомобиль! Я был в шоке, ибо, кроме всего прочего, не мог себе представить свою, увы, уже далеко не юную супругу (сам-то я, конечно, был по-прежнему молод!

) за рулем в окружении торонтских хайвеев и частых «пробок» на дорогах. Свои возражения я попытался изложить вначале спокойно, затем несколько занервничал, а потом и вовсе «заголосил». Однако уже довольно скоро в один прекрасный день жена торжествующе показала мне справку о сдаче теста по теории вождения. - Теория – это еще цветочки, - сказал я ей с ехидной улыбочкой, - а вот как ты сдашь экзамен по вождению? Тут опытные водители с многолетним советским стажем по восемь раз безуспешно пытаются получить права… - Сдам! С завтрашнего дня беру уроки у самого лучшего инструктора.

Водить машину – мечта моей жизни! – по-молодому звонко воскликнула она. …В тот день, помню, было это счастливое число «13», жена поехала на трассу сдавать экзамен, а я неожиданно разволновался. И не потому, что переживал за результат. Не сомневался, что он будет единственно возможным, а потому и отрицательным, но понимал, как это непросто подействует на нее, и готовился успокаивать расстроенную супругу примерно так: «Ну и хорошо, ну и прекрасно! Зачем тебе, дорогая, бесконечные траффики, тикеты, ремонты, бензоколонки, аварии, не дай Бог! Да и за какие деньги мы можем купить эту твою «мечту твоей жизни»?

Так я долго репетировал свой монолог, но тут дверь внезапно распахнулась и стремительно вошла (нет, влетела!) моя жена, гордо держа в руке небольшой пластиковый прямоугольник с фотографией: - Я сдала этот экзамен! Вот мой лайсенс, я уже драйвер! Теперь мне нужен кар! От обилия этих тогда еще малознакомых английских слов мне стало как-то не по себе. Поняв, что мои надежды рушатся на глазах, я из заготовленной тирады произнес только ее последнюю фразу. - Не прибедняйся, дорогой! – возразила она. – В банке у нас кое-что есть, а остальное – одолжим!

Свет не без добрых людей… И тут же стала обзванивать знакомых, которых считала «денежными». После пятого или шестого звонка она растерянно произнесла: - Да, денег тут, видимо, никто не одолжит… Поздно вечером я позвонил нашему другу Лене и, не скрывая злорадства, рассказал ему как просто закончились мои «автомобильные» мучения. - Нет денег – нет машины! – произнес я, радуясь только что придуманному афоризму.

- Не понимаю, почему она не позвонила мне, - прозвучал в трубке удивленный голос Лени. – Я далеко не миллионер, но ведь ваш друг. Сколько вам нужно?

- И, не дожидаясь ответа, добавил: - Завтра у вас будут деньги. Я понял, что потерпел полное поражение и покорно смирился. Уже на следующий день мы вчетвером – Роза, Леня, я и жена… нет, жена и я отправились в автомагазин. Нужно ли говорить, что с тех пор наша жизнь преобразилась: и дороги в Торонто оказались короче, и количество плаз резко увеличилось, и непогода теперь уже не помеха, и ничто нас не может удержать в четырех стенах.

…Сидя в нашем автомобиле справа от водителя, я часто с гордостью поглядываю на жену, уверенно им управляющую. И непременно вспоминаю наших добрых друзей Розу и Леню, сумевших вовремя помочь нам сделать более полнокровной нашу жизнь.